Оправдано ли сокрытие корпоративных сведений в борьбе с санкциями

Законопроект, который разрешит фирмам утаивать корпоративные сведения для ухода от санкций, должен уберечь оборонщиков от нового витка запретов. Но кроме положительного эффекта данный документ может спровоцировать и отрицательные явления, которые больно отзовутся в мире финансовых и кредитных организаций.

Минэкономразвития обнародовало проект документа, который дает возможность правительству определять, когда можно, а когда категорически нельзя скрывать корпоративные сведения, особенно это касается проведения или планирования крупных сделок. Этот законопроект должен стать ответным шагом на агрессивные действия Штатов, вылившиеся в новые санкционные меры. Правительство сообщает, что речь идет только о тех сделках, которые касаются выполнения заказов со стороны оборонного сектора и военно-технических взаимоотношений.

Угроза ограничений

Разработка этого документа логична и обоснована. Это обусловлено списком санкций. Он затрагивает международные договора компаний, которые имеют дело с сырьем и машиностроением. И чаще всего такие ограничительные мероприятия тормозят развитие крупных компаний, фин. институтов и ВПК.

Очевидно, что именно преследуют политики: больнее ранить экономику РФ и добиться от него лояльности и уступок на переговорах. Экономический эффект от таких мер может быть вовсе и не такой, на который рассчитывали изначально.

Прежде всего, постоянное расширение санкционных списков приводит к тому, что крупные компании и кредитные организации мира опасаются любых контактов с деловой элитой России, независимо от того хотят эти структуры и выгодно ли им поддерживать партнерские отношения с Россией или нет. Они перестраховываются, пытаясь обезопасить себя от возможных санкций со стороны Штатов и ЕС. Эти фирмы составляют собственные списки, перечень организаций и фамилий, в которых превышает санкционные. Структуры перестраховываются, как могут.

К тому же санкции становятся катализатором для расширения запретительных мероприятий. Любая компания представляет собой не замкнутый в оболочке механизм, а структуру, которая обладает массой партнеров, поставщиков, клиентов и других юр. лиц, с которыми она вынуждена контактировать для осуществления своей деятельности.

Как только фамилия собственника бизнеса вносится в санкционный лист, тень автоматически отбрасывается на всех тех, с кем он ведет бизнес и контактирует по работе (это происходит из-за того, что подобного рода информация не является тайной, а является прозрачной). Это в свою очередь может вызвать появление новых листов с неугодными.

Естественно, что такое стремительное распространение, конца которому не видно, способно существенно ослабить экономику любого государства.

Свободный доступ к корпоративным сведениям может быть использован и недобросовестными конкурентами, которые могут добиться того, что с теми или иными фирмами, которые контактировали с попавшим под санкции бизнесом, не будут заключаться новые договорные отношения в разнообразных сферах.

Если рассматривать с этой точки зрения, то планируемый законопроект должен обезопасить российский бизнес от цепной реакции санкционных мер.

Эффект со знаком «минус»

Скорее всего, законопроекту следует уделить особое внимание тем критериям, при выполнении которых корпоративные сведения можно утаивать. Они должны трактоваться исключительно однозначно, чтобы сотрудничество фирмы с партнерами, было эффективным, и в тоже время о сделках никто из посторонних не знал.

Если законопроект примут, и компании смогут для сохранения собственного благополучия утаивать сведения от кредиторов или акционеров, опираясь на новшества в законодательстве, то это неизбежно отразится на бизнесе. Будет неприятно, если скрывать сведения, начнут даже те фирмы, в отношении которых явно никто не собирается вводить санкции. Инвесторы негативно отреагируют на такие действия.

Если будет выявлена двоякость формулировок или нечеткость критериев, то кредитные организации также окажутся в проигрыше: ведь банки в таких случаях не смогут получить сведения для того, чтобы просчитать возможные риски при проведении различных операций (в том числе кредитования).

Еще одним негативным фактором может стать то, что закрытой может оказаться информация не только об юр. лицах, но и физических.

В случае того, если ограничений на этом не остановятся, то это может привести к тому, что рынок РФ перестанет быть прозрачным, а это не добавит баллов к кредитным рейтингам фирм, а также не повысит рейтинг РФ в целом. Итогом станут уменьшение инвест потоков, снижение количества операций или вообще их замораживание.